Озонотерапия
обучение оборудование лечение

Иммунологические аспекты озонотерапии


Чистые озонокислородные газовые смеси при лечении различных заболеваний, в том числе хронических вирусных инфекций, неоплазий, хронических ишемий конечностей, впервые нашли применение в Германии и Австрии. Озонотерапия практикуется в течение почти 50 лет. Озонокислородная смесь вводится либо парентерально (внутрисуставно, внутривенно или в полость) либо используется местно, как описано у Viebahn (1994), при этом следует полностью исключить токсичное воздействие озона на дыхательный тракт, который очень чувствительно реагирует на ингаляцию озона. На самом деле, аутогемотерапия, когда 50-300 мл аутокрови пациента ex vivo обрабатываются озоном и непосредственно реинфундируются пациенту, впервые был описан Wehrli в 1954 году; с тех пор количество проведенных процедур переступил миллионный рубеж.

Как в любой области медицины, чтобы двигаться вперед, необходимо проанализировать и исправить прошлые ошибки:

Озонотерапия часто проводилась методом проб и ошибок, и практически каждый врач стремился разработать свою собственную терапевтическую концепцию. Такая ситуация порождает путаницу, в таких условиях очень трудно прийти к какому-либо разумному результату. Так как в Германии и Италии ежегодно проводятся многочисленные курсы совершенствования озонотерапевтов с целью стандартизировать методику озонотерапии, то ситуация в последнее время несколько улучшилась.

Прежде всего частнопрактикующие врачи часто не осознают, что озон - нестабильный газ с очень ограниченным периодом существования. Кроме того, концентрации озона (мкг/мл газовой смеси), получаемые с помощью генератора озона, со временем снижаются, а количество озона, в действительности вводимого в кровь, иногда не определяется, и только изменение цвета рассматривается в качестве покзателя.

Если озон используется как медикамент, то как для любого другого лекарственного средства необходимо знать точную концентрацию с целью получения терапевтического эффекта и исключения токсичного воздействия.

Еще раз следует подчеркнуть, что озон в виде газа в 20 мл стеклянном шприце при температуре 20оС имеет период полураспада около 40 минут, поэтому его следует использовать сразу после производства; необходимо точно определить и объем. Только если соблюдаются все эти меры, озонотерапия может стать репродуктивным методом, в противном случае озонотерапию можно сравнить только с эффектом плацебо.

Следующий серьезный недостаток состоит в том, что научные статьи о биологических и клинических аспектах озонотерапии публикуются, как правило, в виде резюме или в журналах без научной редакции и без критического рецензирования. Очень часто проведенные исследования не содержат контрольных групп, или количество клинических случаев не достаточно для статистической оценки. Так как результаты озонотерапии не публиковались во всемирно известных журналах, то научные общества врачей не имели возможности оценить этот метод. Англия и США, например, две ведущие державы в области науки, игнорируют озонотерапию или относятся к ней с недоверием. Использование озона в медицине по-прежнему не разрешено Департаментом по контролю за продуктами и лекарственными средствами (США) и, насколько мне известно, озонотерапия для борьбы с ВИЧ-инфекциями используется в очень немногих штатах (например, в Неваде).

Озон - не только нестабильный, но одновременно очень реактивный, токсичный газ, который в наши дни считается одним из самых опасных ядов окружающей тропосферы, особенно в летние месяцы в больших городах, и это приводит в недоумение простых людей, которые не могут понять, как после этого озон может использоваться в медицине. Действительно, озон особенно токсичен для дыхательного тракта, т.к. в воздухе присутствует смесь других токсичных, очень кислых соединений, которые за счет недостаточной нейтрализации способствуют образованию агрессивных радикалов кислорода. Ситуация меняется, если речь идет о крови, которая обрабатывается озонокислородной смесью, при показателе pH 7,35 и большой буферной способности. Присутствует определенная доля иронии в том, что учеными предпринимались существенные попытки (отчет Bocci 1994) показать, что озон может производить радикалы кислорода, которые атакуют липопротеины, гликопротеины, аминокислоты, нуклеиновые кислоты и приводят к заметному разрушению биологических структур, особенно в дыхательном тракте. Как мы увидим в следующей главе, намного меньше энергии затрачивается на то, чтобы разработать модели позитивного действия озона. Откровенно говоря, озон следует рассматривать как медикамент, который имплицирует в себе как позитивное так и негативное.

Если мы принимаем это определение, то для каждого метода лечения необходимо определить “терапевтическое окно”, чтобы свести к минимуму токсические эффекты и повысить терапевтическую эффективность. Для этого мы должны знать точную концентрацию озона, общую дозу и время воздействия. Растворенный в биологических жидкостях озон реагирует в доли секунды (Viebahn 1994) и производит каскад из более или менее нестабильных и реактивных продуктов реакции, которые могут вступить в дальнейшую реакцию с различными компонентами плазмы и клеток (табл. 1). Эти соединения, самые долгоживущие - гидропероксиды жирных кислот, в конце концов снова исчезают, потому что нельзя забывать, что как биологические жидкости, так и клетки содержат целый ряд гидрофильных и липофильных антиоксидантов, как то аскорбиновая кислота, мочевая кислота, глюкоза, цистин, восстановленный глютатион, a-токоферол и каротиноиды, кроме того, различные энзиматические системы, которые способны либо очень быстро регенерировать редуцированные соединения либо инактивировать окисленные радикалы с помощью внутриклеточной супероксиддисмутазы или каталазы (Halliwell u. Gutteridge 1990). Биологическая активность озона является поэтому результатом динамического баланса, по всей видимости, с явной индивидуальной вариабельностью, а именно между дериватами озона, с одной стороны, и антиоксидантами, с другой стороны (рис. 1). Иными словами: Эта схема должна прояснить, что низкие концентрации озона не проявляют токсичного эффекта, т.к. радикалы быстро и полностью нейтрализуются. С другой стороны, очень высокие концентрации озона вызывают биологическую активность, но скрывают в себе определенную цитотоксичность. Чтобы для каждого пациента определить оптимальную программу лечения, необходимо определить оптимальную дозу озона и курс лечения. Представленная схема базируется на эмпирических данных (Viebahn 1994), однако то, что нам необходимо, - это определенные, достоверные конечные результаты или маркеры, как, например, измерения окисленных соединений (например, оксигенированного глютатиона) или цитокинов на индивидуальной основе, что позволило бы коррелировать дозирование озона с клиническими результатами.

Рис.1: Биологическая активность озона как результат динамического баланса между озоном, дериватами озона и антиоксидантами.

Таблица 1: Характеристика озона, дериватов озона и биологических субстратов

Озон - очень реактивный газ, который в 20-мл-стеклянном шприце при температуре 20оС имеет период полураспада около 40 минут. Если озон вступает в контакт с биологическими жидкостями (также при pH = 7,4), он реагирует и вызывает каскад последующих реакций с соединениями, которые, возможно, имеют более долгий период полураспада, как то: альдегиды, озониды, гидроксигидропероксиды, перекись водорода, гидропероксиды жирных кислот.

Окисляющиеся субстраты, содержащиеся в плазме, клетках крови или альвеолах, имеют сниженную реактивную способность:
- ненасыщенные жирные кислоты;
- холестерин;
- свободный и связанный цистин, метионин, тирозин, триптофан и хистидин;
- углеводы в гликопротеинах;
- доноры электронов, как то аскорбиновая кислота, a-токоферол и урат.